Выпуск 46

Сегодня, ребята, мы снова в нашей верной машине времени перенесемся вперёд: в конец лета (а может быть, назад, в конец прошлого лета), в месяц август… В это время у нас в городе везде цветут очень красивые розы. Одна из них мне очень понравилась, и я ее нарисовал акриловыми красками. Но на этой картине не только роза. Знаете, что летом еще очень сильно бросается в глаза? Солнце светит ярко, поэтому особенно заметна разница (взрослые называют ее словом “контраст”) между светом и тенью, между ярко освещенными местами и совсем тёмными, теневыми. Поэтому картина называется не просто “Роза”, а “Роза, Свет и Тень”.

У нас в городе везде цветут очень красивые розы. Одна из них мне очень понравилась, и я ее нарисовал акриловыми красками.
В. Агафонов. Роза. Свет и тень.

Приглашаю вас войти в картину и прогуляться по летним дорожкам, почувствовать тонкий аромат розы, порадоваться яркому, тёплому солнышку…  


Ну вот, а теперь давайте прочтем окончание главы “Шоколадные двойняшки, или Город Удвоенных согласных”. Да?

РАЗНОЦВЕТНЫЕ ОРФОГРАММЫ

Шоколадные двойняшки, или Город Удвоенных согласных

Окончание.
(здесь начало и продолжение)

И тут Мишка заметил, что совсем рядом с остановкой воздушного троллейбуса стоит самый настоящий космический шаттл, на каком раньше летали американские астронавты. А по трапу из него спускается какой-то низенький старичок в космическом скафандре и с длинной седой бородой (правда, не такой роскошной, как у Хоттабыча). Он был похож на Хоттабыча, но глаза у того были добрые, а у этого маленькие и злющие. Издали Мишке показалось, что старик был беззубым, но когда он подошёл поближе, мальчик увидел, что во рту у старика сверкают прозрачные кристаллы – бриллианты чистой воды. Мишка сообразил, что это может быть только Омар Юсуф ибн Хоттаб, родной брат Хоттабыча, о котором тоже было написано в старой книге!

Хоттабыч шагнул к нему навстречу и развёл руки в стороны, собираясь обнять. 

– Здравствуй, Омарчик! – воскликнул он. – Как ты оказался здесь? Ведь ты же застрял на околоземной орбите, когда не послушался Женю и Вольку и хотел долететь до Луны, но не набрал нужную для этого скорость! 

– Меня сегодня выловили какие-то люди в странных одеждах, которые летели на этой волшебной птице, – со злобной усмешкой махнул рукой Омар в сторону шаттла. – Как ты помнишь, я, ещё будучи заточённым в кувшине, дал обещание убить тех, кто меня освободил. Вот и в этот раз я сразу двоих из моих спасителей обратил в камень, а третьего заставил спустить волшебную птицу на землю. А потом тоже обратил в камень. А волшебную его одежду отобрал, она мне понравилась. Когда волшебная птица опустилась, здесь было очень шумно, было слишком много народу, мне это не понравилось, и я навел здесь порядок. Всех этих шумных людишек убрал вот сюда.

И он показал Хоттабычу маленький, не больше горошины, разноцветный шарик. 

– Что ж ты наделал брат! – всплеснул руками Хоттабыч. – Немедленно расколдуй ни в чём не повинных людей! 

– И не подумаю! – спесиво процедил Омар сквозь зубы. 

–Тогда… тогда… Тогда я вызываю тебя на магический поединок! – выпалил сердито Хоттабыч. 

И увидев, что Омар схватился за бороду, сказал снисходительно:

– Оставь свою бородёнку в покое! Тут у тебя нет шансов: посмотри на мою!

Тот взглянул на роскошную бороду Хоттабыча и угрюмо кивнул.

– Поединок будет на заклинаниях. А в этом городе они работают, если в каждом их слове есть удвоенные согласные. Начинай! – скомандовал Хоттабыч.

Омар тут же протараторил:

– Миллиметр – аллея – кросс!

Можжевельник – ванна – босс!

Удвоенные согласные из заклинания – лл, сс, жж – переплелись и превратились в чёрный шар мрака, который поплыл по воздуху к Хоттабычу. Тот одним движением руки развеял его и произнёс:

– Аппетит – терраса – тонна,

Группа – бюллетень – колонна!

И вновь удвоенные согласные – пп, рр, нн, лл – переплелись и тоже образовали шар, только огненный. Шар быстро поплыл по направлению к Омару и, прежде чем тот его развеял, успел всё же подпалить кончик бороды джинна. Тот попрыгал, потушил бороду и выпалил:

– Миллион – рассказ – новелла,

Класс – антенна – каравелла!

Он вытянул руку, с кончиков пальцев которой сорвались черные молнии и как-то лениво полетели к Хоттабычу. И опять тот уничтожил их, всего лишь щелкнув пальцами. И ответил громко и четко:

– Ассистент – профессор – масса,

Килограмм – программа – касса!

И он направил две ярчайшие молнии не в Омара, а в землю у его ног, отчего тот подпрыгнул, словно отплясывая странный танец. 

– Ах так! – вскричал Омар. – Ну, тогда получай!

– Подоконник – ссора – группа,

Коллектив, суббота, труппа!

В этот раз удвоенные согласные – нн, сс, пп, лл, бб – словно растеклись в воздухе и образовали большую черную сеть, из тонких нитей, едва видимых глазом, которая медленно колыхалась, подплывая к Хоттабычу и стараясь поймать его.

И снова Хоттабыч мгновенно уничтожил опасную сеть. После этого он торжественно произнёс:

–Эпиграмма! Стюардесса!

Грамм! Искусство! Поэтесса!

С неба упало полтора десятка сверкающих металлических стержней. Они воткнулись в мостовую вокруг Омара Юсуфа ибн Хоттаба, образовав круг, потом верхние концы их загнулись по направлению друг к другу и завязались узлом. Получилась прочная клетка, в которой, словно попугай, прыгал и орал взбешённый джинн:

– Это нечестно! Я старше! Я сильнее! Я должен был победить!

Хоттабыч, посмеиваясь, подошёл к клетке и, похлопав по стержням, сказал:

– Только не в этом городе, Омарчик! Подсчитай же, о брат мой, сколько удвоенных согласных в твоих именах. Сосчитал? А теперь – сколько в моих! Теперь ты понял? Здесь я сильнее тебя… 

– Всё равно нечестно! Выпусти меня немедленно! 

– Выпущу, конечно. Но ты должен пообещать три вещи: во-первых, ты немедленно расколдуешь всех, кого ты закатал в шарик; во-вторых, оживишь и отправишь на прежнюю орбиту астронавтов в их шаттле и сделаешь так, что они ничего не будут помнить об этом происшествии; в-третьих, не будешь больше никому делать ничего плохого. Клянёшься?

– Не смогу расколдовать! Я всю свою силу на поединок потратил… – пробормотал Омар.

– А я с тобой своей поделюсь, у меня её много еще осталось. Так что, клянёшься?

– Клянусь, – буркнул Омар Юсуф ибн Хоттаб.

– Компромисс? – щегольнул Хоттабыч учёным словечком.

– Компромисс… – мрачно подтвердил его брат.

В тот же миг Хоттабыч щёлкнул пальцами – и клетка исчезла. Потом он подал руку брату, они вырвали по волоску из своих бород, что-то прошептали – и маленький разноцветный шарик покатился по огромной площади, становясь всё больше и больше и оставляя за собой возникающих прямо из воздуха, ничего не понимающих людей. Их становилось всё больше и больше, пока вся площадь не оказалась заполненной людьми и всякими предметами, в именах и названиях которых имелись удвоенные согласные. А шаттл тихонько растаял в воздухе и появился в космосе, на своей прежней орбите, с живыми и здоровыми астронавтами на борту. 

Потом была торжественная речь мэра города, а после неё начался праздник и всякие развлечения. На гигантской площади нашлось место надувным бассейнам, в которых с удовольствием плавали одноклассники; для каждого класса – свой бассейн! У другого края площади были расставлены столики для настольного тенниса и устроены теннисные корты для большого тенниса, где увлечённо сражались тролль с Ганнибалом (тролль отбивал теннисный мяч своей булавой, а Ганнибал бил по нему плашмя бронзовым мечом). Тут же играли бородатый профессор с ассистентом в модных очках и молодой корреспондент городской прессы с солидным режиссёром местного театра. Изящная стюардесса явно выигрывала у грузной поэтессы. Стройный, светловолосый эллин (так называли себя древние греки, а свою страну – Элладой) в сверкающих бронзовых доспехах долго искал себе достойного соперника для игры в теннис, но в конце концов стал фехтовать на деревянных мечах с темноволосым галлом. 

Вокруг площади была размечена беговая дорожка, по которой все желающие бежали кросс, мелькая шоколадного цвета кроссовками. 

В центре площади, на круглом шоколадном помосте иллюзионист показывал замечательные фокусы, извлекая из воздуха белые каллы, жёлтые нарциссы, красные амариллисы. Правда, один раз в его руке вместо цветов появилась зелёная брокколи, но иллюзионист не растерялся, подбросил брокколи в воздух и превратил в букет разноцветных цинний. А неподалеку от помоста Хоттабыч, нахмурив брови, погрозил пальцем Омару, и тот смущенно опустил глаза. 

А вот одному мошеннику пришлось со своими иллюзиями распрощаться: разбогатеть на игре в три напёрстка ему не удалось. Его поймали на жульничестве и выпроводили с площади под свист и улюлюканье толпы. 

В общем, праздник был такой, что даже самый отъявленный пессимист назвал бы его замечательным!

Перед окончанием праздника, десять лошадей шоколадного цвета на гигантской повозке ввезли совершенно невероятных размеров шоколадный торт, запах которого мгновенно разнесся по всей площади и заставил всех присутствующих глотать слюнки и почувствовать во рту вкус шоколада. Торт подвезли к центральному помосту и перегрузили на него с помощью подъёмного крана. Потом, с помощью особого магического механизма, разделили этот торт на множество довольно солидных кусков, по числу жителей города и всех его гостей (только мошеннику, снова проскользнувшему на площадь, ничего не досталось, но сидевшей рядом с ним поэтессе стало его жалко, и она с ним поделилась).

Мишка, Алла, Хоттабыч с Омаром, тролль и Ганнибал, сидели за столиком и лакомились потрясающим шоколадным тортом. И вдруг на стене дома рядом с ними появилась знакомая шоколадная дверь и раздался приглашающий мелодичный звон. Значит, пора возвращаться… 

Мишка попрощался с друзьями, пообещал Алле заглянуть в гости, как только дверь в город Удвоенных согласных снова откроется, и шагнул через шоколадный порог… в свою комнату. Здесь была уже ночь, и Мишке вдруг ужасно захотелось спать. Он зевнул, разделся, лёг в кровать и сразу провалился в сон, в котором ему снился шоколадный торт, кафе «Стелла». воздушный троллейбус, Хоттабыч с Омаром, космический шаттл и, конечно, Алла с её одноклассниками. И над всем и всеми витал аромат шоколада, и летали по воздуху самые разные удвоенные согласные…

КОНЕЦ

Но это конец только первой главы сказки о разноцветных орфограммах. Эта глава была о городе Удвоенных согласных, но есть и другие главы… Если вы захотите, то я вам буду рассказывать эту сказку и дальше. 


В прошлый раз я спросил вас о том, какое слово, которое встречалось раньше в Марафоне ударений, вы увидели и в «Шоколадных двойняшках». Нашли это слово? Это – шасси́, ударение в нем ставится на последнем слоге, потому что так говорят на его родине – во Франции. 

А теперь нас снова ждёт

МАРАФОН УДАРЕНИЙ

Сегодня здесь выступают целых четыре очень часто встречающихся в нашей жизни слова, они похожи, словно братья, и ударение у них ставится одинаково: 

Водопрово́д, газопрово́д, нефтепрово́д… 
Что я забыл? Конечно, мусоропрово́д!

Когда в корзине мусор ждёт,
Поможет мусоропрово́д.

Вода из крана не течёт?
Виновен тут водопрово́д!

В духовке я испёк пирог,
Газопрово́д мне тут помог.

Нефть с нетерпеньем где-то ждут?
Нефтепрово́д построим тут! 

Кстати,  одно из этих слов уже участвовало в нашем марафоне. Сумеете вспомнить, какое это слово? 

А вот и ещё новые участники: слово плодоноси́ть и некоторые его формы – плодоно́симплодоношу́. Видите, как здесь прыгает ударение? Чтобы легко запомнить его скачки́, вспомните слово вноси́ть (вно́сим, вношу́ и так далее), и вам всё станет ясно! 

Чтобы сад наш стал плодоноси́ть,
Нужно удобрения вносить! 

Мы сад решили попросить,
Чтоб стал скорей плодоноси́ть.

А яблони: «Терпенья просим,
Мы осенью лишь плодоно́сим

Сорняк сказал: «Сказать спешу,
Что я всегда плодоношу́!» 

Как горный тур здесь, без сомнения,
Скакало в формах ударение!


Так, кто тут у нас заглянул сегодня в БППРУС?

Во-первых, очень вкусное слово: КАКАО! Приятный клиент! А вот и его приёмный родственник, очень простое слово: КАК. 

КАК ПРИГОТОВИТЬ КАКАО?

Жил повар, известный по миру всему,
Один лишь рецепт не давался ему!
Ходил он по кухне то влево, то вправо
И думал: “Ну КАК приготовить КАКАО?!”
Извлёк из кладовки заветный мешок,
КАКАО-бобы размолол в порошок,
Смешал его с сахаром, влил молоко.
Всё это проделал он быстро, легко.
Нагрел, вскипятил и по чашкам разлил.
В волнении первый глоточек отпил…
“Нет, снова не то! Вновь ошибся я, право!
Ну КАК же мне, КАК приготовить КАКАО?!”
Он делать КАКАО сто раз начинал,
Бобы же обжарить всегда забывал!

А вот ещё четверо клиентов: ЗАГАДКА, ЗАДАЧА, ЗАБОР и ЗАКОН. Чем-то они друг на друга похожи, правда? Наверное, тем, что начало у них у всех одинаковое: ЗА! Да-да, не ПРОТИВ, а только ЗА!  Вот об этом и будет стихотворение-зацепка.

ЗАГАДКА, ЗАДАЧА, ЗАБОР И ЗАКОН – ВСЕГДА “ЗА

Есть слова четыре, вам должен сказать,
Которые были всегда только “ЗА”.
Не “против”, а “ЗА” с очень давних времен:
ЗАДАЧА, ЗАГАДКА, ЗАБОР и ЗАКОН.
Но школьник никак их запомнить не мог,
Купил попугая, чтоб в этом помог,
И тот повторял непрерывно с тех пор:
“ЗАДАЧА, ЗАГАДКА, ЗАКОН и ЗАБОР!”
Запомнили все: после “З” – буква “А”,
И школьник запомнил все эти слова!
Теперь не напишет с ошибками он
ЗАГАДКА, ЗАДАЧА, ЗАБОР и ЗАКОН…


Не пора ли перейти к загадкам, как вы думаете? 

Сегодня их у нас две.

Конькобежка скользит здесь по глади пруда,
Лёд не нужен ей вовсе – была бы вода!



Она одета в панцирь прочный,
А лапы, словно у крота.
Она улучшить может почву,
Но вредным делом занята:
Когда она свой роет ход,
Сгрызает корни, словно крот. 

А отгадка загадки из прошлого выпуска очень простая: ТРАВА.

Ребята, очень жду ваши писем!

Писем, в которых вы ответите на мой вопрос: хотите ли вы, чтобы я продолжил рассказывать вам сказку о разноцветных орфограммах? Вам было интересно? А может быть, было скучно? Не поленитесь сообщить мне своё мнение. Ведь так просто щелкнуть по значку «письмо» и оказаться на почтовой страничке! Можете просто написать: ХОЧУ или НЕ ХОЧУ. 🙂 

Дорогие взрослые, вас это тоже касается. И ещё как! 

Написать письмо магу Василию
До встречи в следующем выпуске!